Логотип сайта

Мэл Троттер. Из серии «забытые»

Изображение записи

История обращения

Он ждал, пока все уйдут. Его жена и её родные, пастор и близкие друзья – все уже попрощались с безжизненным телом его двухлетнего сына. Он сумел найти незапертую дверь, чтобы проскользнуть в зал, где проходила поминальная служба. Когда он вошёл, вид одинокого крохотного белого гроба в дальнем конце помещения наводил страх. Всего несколько часов назад он стоял над ним с плачущей женой и обещал, что никогда больше этого не сделает. Но думать об этом сейчас он не мог. Он непременно обязан избавиться от этого болезненного, тошнотворного чувства в животе. Его сердце часто билось, и ему казалось, будто вес всего мира давит ему на грудь.

Он нагнулся и поднял крышку. Там лежал его сын, его мальчик. Казалось, он родился только вчера. Он так сильно и быстро вырос, а теперь был мёртв, ушёл навсегда. Его щёки бледно светились в тусклом освещении зала. Потянувшись, чтобы коснуться нежной кожи своего ребёнка, Мэл отдёрнул руку. Тело сына было холодным и твёрдым. Его пальцы слегка коснулись элегантной одежды ребёнка. Раньше он никогда не видел этот наряд. Его жена не могла позволить себе купить такую одежду. Должно быть, кто-то сжалился над обнищавшей семьёй и пожертвовал что-то на похороны. Но вместо того, чтобы восхищаться добротой, выраженной в одежде, Мэл думал о том, что не сможет раздеть мальчика. Сколько бы она ни стоила, он просто не мог это сделать. А потом он заметил туфли – новые белые башмачки. Обувь можно было продать хотя бы за пару долларов. «Неужели мёртвый ребёнок так уж нуждается в обуви?» – подумал он. Скорее всего, завтра никто и не заметит пропажи. Мэл протянул дрожащую руку внутрь гроба и разул ножки своего двухлетнего сына. С добычей он быстро вышел из зала, дошёл до ближайшей питейной и, хлопнув туфлями о прилавок, выпалил: «Дай мне выпить! Умираю, как хочу выпить!»

Когда виски, обжигая горло, потекло внутрь, тошнотворная боль ушла, дрожь в руках стихла, и тяжёлый груз поднялся с груди, отправив пьяницу в приглушённое туманное оцепенение – по крайней мере, на несколько следующих часов.

Мэлвин Эрнест Троттер родился 16 мая 1870 года в городе Оранджвил, штат Иллинойс. Он был одним из семерых детей, родившихся у отца-алкоголика Уильяма и матери-христианки Эмили Джейн. Работа Уильяма Троттера не мешала его пристрастию к спиртному, так как он был барменом. Рассказывали, что он выпивал почти столько же, сколько наливал другим. Ещё маленьким мальчиком Мэл (как его прозвали) освоил семейное ремесло, так что мог разливать спиртное, когда его отец падал без чувств на пол. Маленький Мэл с детства решил, что не станет проводить всю свою жизнь в баре, как его отец.

Он непременно добьётся в жизни большего. В 1887 году, когда Мэлу было 17 лет, он оставил отчий дом и переехал в город Фрипорт в родном штате. Именно там он стал парикмахером, и весьма неплохим. Он хорошо зарабатывал на жизнь – настолько хорошо, что у него оставались лишние деньги, чтобы по вечерам играть в азартные игры и сильно пить.

Хотя Мэл был навеселе большую часть времени, ему удавалось сохранять свою работу парикмахера и даже привлечь внимание одной молодой особы по имени Лотти. Когда Мэл не был пьян, он мог похвастать притягательной улыбкой и обладал тонким ирландским остроумием, которые могли помочь ему добиться внимания любой наивной девушки. Он был очаровательным и внимательным, когда не был пьян. В 1891 году Мэл и Лотти поженились. Всё казалось сказкой для Лотти, пока она не открыла тёмную тайну, которую Мэл отчаянно старался скрывать от неё, пока они были помолвлены: его пьянство. К тому времени, когда она узнала страшную правду, было слишком поздно. Мэл уже не мог оставаться достаточно трезвым, чтобы работать в парикмахерской. Он попытался торговать страховыми полисами какое-то время, но это продлилось не дольше нескольких недель.

Не подумайте, что Мэлу было безразлично его поведение. О нет, он ненавидел свои поступки по отношению к жене и своему браку. После очередной попойки он приходил домой, плача и прося прощения у жены, снова и снова говоря ей, что он больше ни капли в рот не возьмёт. Лотти старалась ему помочь. Она прощала его и давала ему новый шанс снова и снова. Друзья пытались вмешаться и помочь. Но всякий раз всего после нескольких дней Мэл снова уходил в очередной запой.

Именно в это время Лотти родила мальчика. Теперь Мэл стал отцом. Лотти не могла вынести даже мысли о том, что теперь, когда у них появился малыш, жизнь продолжится, как прежде. Поэтому с помощью друзей они смогли переехать подальше, за одиннадцать миль от города. Это позволило им находиться достаточно далеко от баров и игральных домов, чтобы Мэл не мог легко уйти в запой. К удивлению Лотти, это сработало! Мэл ходил трезвым. Семейство Троттеров начало наслаждаться определённой мерой нормальности. Мэл нашёл постоянную работу недалеко от дома. Они даже смогли позволить себе купить лошадь и телегу, чтобы ездить по округе. Лотти присматривала за мужем, непрестанно молилась за него, и, насколько она понимала, Бог отвечал на молитвы. Но она и знать не знала, что бесы, преследующие сердце Мэла Троттера, не исчезли, а просто затаились.

Однажды зимним вечером после посещения друзей Троттеры приехали домой. Лотти вошла в дом, чтобы уложить ребёнка спать, а Мэл задержался в стойле, распрягая лошадь. Спустя какое-то время женщина забеспокоилась. Она вышла на улицу и увидела, что ни мужа, ни лошади, ни телеги нет. Всё, что осталось от них, – следы на снегу, ведущие в город.

Тем временем Мэл приехал в городскую питейную, привязал лошадь у входа, договорился с барменом заложить лошадь и телегу за выпивку и проорал на весь бар: «Вся выпивка за мой счёт! Все возьмите себе что-нибудь выпить. Пропиваем лошадь!» Несколько часов спустя он спотыкаясь преодолел по снегу одиннадцать миль домой, где снова и снова заверял жену, что ни капли больше в рот не возьмёт. И всё же после ещё одного обещания, после ещё одного переезда, после ещё одного нового начала попойки продолжались как прежде. Теперь Мэл надолго пропадал из дому.

Однажды после десятидневного запоя Мэл достаточно протрезвел, чтобы вернуться домой. Он открыл дверь дома и увидел жену всю в слезах, держащую на руках безжизненное тело их двухлетнего сына. Единственная мысль мелькнула в охваченном горем разуме Мэла: «Я – убийца!»

Позже, стоя вместе с Мэлом возле белого гробика, где лежало остывшее тело их сына, Лотти снова умоляла мужа прекратить безумие пьянства. Она просила его пообещать ей, что он никогда больше не будет пить. С бегущими по щекам слезами и совершенно искренним намерением он пообещал от всего сердца, что даже к капле спиртного больше не прикоснётся. Но всего несколько часов спустя он проник в зал, снял туфли с ног покойного сына и отдал их бармену за несколько стаканов виски.

Спустя несколько часов, когда первые симптомы отрезвления начали закрадываться в разум Мэла, он понял, что всё кончено. Он пал ниже самого дна. Он был причиной того, что его сын лежал в гробу. В своём понимании, он стал никчёмным пьянчугой и бродягой. Пришло время положить конец его несчастной жизни.

Каким-то чудом он забрался в товарный вагон и 19 января 1897 года оказался в городе Чикаго. Отвратительная тяга к спиртному пробудилась в его теле за дни долгой поездки. Преодолевая пронизывающий холодный ветер, он добрался до центра города. Он нашёл бар на улице Кларка, где заложил свои ботинки, шляпу и пальто за пару стаканов виски. Через час его вышвырнули на улицу.

Он замерзал. Голые ступни жгло, когда он шагал по снегу. Наконец одна мысль промелькнула у него в голове и захватила его. Озеро Мичиган находилось всего в нескольких кварталах. Теперь он мог думать лишь о том, чтобы прыгнуть в озеро и разом со всем покончить. Он просто хотел, чтобы всё прекратилось. Сил сносить своё существование у него не было. Он не хотел больше жить.

Путь к озеру Мичиган пролегал вдоль старой улицы Ван Бурена, где располагалась миссия «Тихий сад». Её часто называли «Старый маяк». Она была основана как приют для бездомных в 1877 году полковником Джорджем Кларком и его женой Сарой. Здание раньше называлось «Тихий пивной сад». Когда полковник Кларк обратился к евангелисту Д. Л. Муди с вопросом о наименовании миссии, тот предложил оставить прежнее название, опустив слово «пивной». Много лет здание стояло маяком надежды и помощи для бездомных с улиц Чикаго. Примерно десятью годами ранее Билли Сандей, знаменитый игрок бейсбольной команды Чикаго Уайт Сокс, обратился к Христу именно в этой миссии.

В тот вечер Том Маки, бывший жулик и картёжник, сам недавно уверовавший во Христа, стоял у входа в здание миссии на своём посту. На улице было ужасно холодно. Никто не стал бы возражать, если бы он ненадолго зашёл в здание погреться. Кроме того, никто в здравом уме не вышел бы на улицу в такую ужасающую метель. Но что-то внутри твердило: «Подожди ещё немного. Ты не можешь сделать для Господа многого, но можешь постоять здесь и кого-то подождать». И точно, бывший жулик увидел спотыкающуюся фигуру, появившуюся из снежной мглы. Он положил руку на плечо Мэла и, сказав несколько добрых слов, завёл его в здание миссии. Помещение было переполнено людьми – мужчинами с житейскими историями, похожими на судьбу Мэла. Том подвёл Мэла к свободному стулу у дымохода и прислонил замёрзшего пьянчугу к стене.

В тот вечер богослужение проводил руководитель миссии «Тихий сад» Гарри Монро. Он заметил, как Том Маки провёл через дверь миссии съёжившегося человека, и коротко помолился: «О, Господи, спаси этого бедного парня!»

Спустя несколько минут отключающийся Мэл начал пробуждаться. Он помнил, что только что был на пути к тому, чтобы утопиться в озере Мичиган, а теперь оказался на христианском богослужении. С этими мыслями пришли воспоминания о маленьком белом гробике и смерти сына. Он снова почти услышал, как жена умоляет его. Но вдруг слова проповедника захватили его внимание: «Мне было двадцать семь лет, когда я забрёл в эту самую миссию». Видите ли, история Гарри Монро не сильно отличалась от истории Мэла Троттера. Без цента в кармане, лишённый всякой надежды, он нашёл дорогу в ту же самую миссию несколькими годами ранее.

Может быть, именно то, что обстоятельства жизни Гарри были так похожи на происходящее в жизни Мэла. Может быть, то, что Гарри был теперь руководителем миссии, которая однажды оказалась его последней надеждой. А может быть, это был тот факт, что Мэлу было 27 лет – как и Гарри, когда тот впервые перешагнул порог этого дома. В чём бы ни было дело, это захватило внимание Троттера. Он протрезвел (чего с ним давно уже не случалось), и Мэл буквально глотал каждое слово. Завершая проповедь, мистер Монро сказал: «Христос любит вас, и я тоже. Поднимите руку, если хотите помолиться. Скажите Богу, что вы хотите дать Ему место в своём сердце».

Услышав это, Мэл поднял руку, встал и пошатываясь вышел вперёд. Гарри встал на колени рядом с ним и снова сказал ему о Божьей любви во Христе Иисусе. Христос умер за его грехи. Через покаяние и веру во Христа Бог простит ему грехи. В этот момент Мэл взмолился Богу о Его милости и прощении. Бог коснулся закоснелого и мёртвого сердца, исполненного грехом, очистил его Кровью Христа и оживил его! Видите ли, Мэл действительно умер в тот вечер. Но это произошло не в пучине озера Мичиган – в тот вечер прежний Мэл умер в бездне Божьей искупительной любви!

В тот момент Мэл Троттер не только обрёл новую спасительную жизнь, но тогда же были навеки разорваны и цепи пристрастия к алкоголю. Никогда больше в своей жизни Мэл Троттер не прикоснётся даже к капле спиртного. В своей автобиографии Троттер написал о том моменте: «У меня нет ни тени сомнения, что величайшим днём моей жизни стал 19-й день января 1897 года, когда Господь Иисус вошёл в мою жизнь и спас меня от греха… Всё ветхое прошло настолько бесповоротно, что я ни разу больше не имел тяги к тому, что раньше правило мною».

Мэл Троттер стал понемногу налаживать свою жизнь. Он снова стал работать парикмахером, а вечера проводил в миссии. Вскоре он послал людей за своей женой. Она приехала и стала жить с ним в Чикаго. Впервые с тех пор, как Лотти вышла замуж за Мэла, она чувствовала себя счастливой и уверенной.

Мэл начал играть на гитаре и петь гимны во время богослужений. Вскоре они вместе с Гарри Монро начали посещать разные церкви и рассказывать о служении миссии. Когда у Мэла выдавалась свободная минутка, он ходил по улицам и закоулкам Чикаго, выискивая пьяниц, чтобы рассказать им, что во Христе Иисусе есть надежда, и призвать их довериться Христу.

Лого Мэл Троттер

В 1900 году по рекомендации Монро Мэл Троттер стал руководителем миссии «Спасение» в городе Гранд-Рэпидс, штат Мичиган. Миссия располагалась в городском районе красных фонарей, и почти сразу же люди начали получать спасение во Христе через служение Троттера. У бывшего выпивохи было хорошее понимание того, как вести дела, а также твёрдая решимость. Он проповедовал и пел на богослужениях, а также изо дня в день руководил самой миссией. Однажды толпа собравшихся пела гимн «Только в Иисусе», пока Троттер выбрасывал на улицу хулиганов, которые мешали проведению богослужения. Позже пятеро из тех бузотёров уверовали.

Мэлом владела огромная любовь к сломленным грехом людям. Он привёл к Христу Хёрба Силлавея, который тоже был парикмахером и алкоголиком. Но Силлавею не удавалось разом покончить со своей зависимостью. Он духовно падал и напивался шесть раз за месяц. В итоге он попытался утопиться. Троттер отыскал его в тюремной камере, промокшего до нитки после попытки самоубийства. Мэл просто стоял перед ним и плакал как дитя. Силлавей сказал: «Боже мой, верю теперь, что ты любишь меня, брат». Троттер ответил: «Да, Хёрб, я люблю тебя как свою собственную душу». Впоследствии Силлавей стал помощником Троттера в служении миссии.

Mel-Trotter служение для алкоголиков
Мэл Троттер на служении для алкоголиков

Во время своего служения в миссии «Спасение» Мэл видел тысячи людей, обратившихся к вере в Христа. Он организовал при миссии воскресную школу, которую посещали от трёхсот до пятисот детей, которых там часто кормили и одевали, рассказывая им Благую весть. К 1913 году в миссии проходило двадцать три богослужения в неделю, и здание миссии функционировало круглосуточно, обеспечивая людей пищей, одеждой и ночлегом. Троттер проповедовал по тюрьмам, проводил изучение Библии и уличные собрания. Он обращался к солдатам во время Первой мировой войны. По некоторым оценкам, около 16 000 солдат обратились к Христу на тех собраниях. Он проповедовал вместе с Билли Сандеем во время благовестия по всей стране.

В одной редкой аудиозаписи проповеди Троттер говорил: «Давайте заглянем в Божью книгу. Я не хочу стоять здесь сегодня и рассказывать, что Бог ведёт записи, как я думал прежде, когда был мальчишкой. Я раньше думал, что каждый мой хороший поступок будет записан, и каждый мой плохой поступок будет записан, а после смерти хорошие поступки сложат, как сложат и плохие поступки. После вычитания плохих поступков из хороших будет видна разница – и если плохих дел было больше, чем хороших, то я пойду в ад и погибну. А если окажется больше хороших поступков, то я отправлюсь на небо. Сейчас я знаю, что это не так.

И всё же я заявляю, что Бог ведёт записи. Бог знает вас досконально – каждую вашу мысль и намерение сердца. Если это так, меня ждёт не что иное, как вечное наказание. Но есть надежда. Эта надежда выражена в словах: “Я, Я Сам изглаживаю преступления твои ради Себя Самого и грехов твоих не помяну” (Ис. 43:25).

Видите ли, это похоже на коммерцию: я утопал в долгах, а Бог заплатил мой долг. Это похоже и на химию: Бог стёр мои грехи, словно употребив средство для стирания чернил. Смотрите, осуждения больше нет! О, какое это утешение для меня… Благодарение Богу, что ни одного моего греха Он больше не вспоминает!»

В 1939 году Троттер перенёс обширный инфаркт в городе Каннаполисе в Северной Каролине и немного позже умер в 1940 году в своём летнем домике около города Холланд, штат Мичиган. На его похоронах некоторые близкие друзья вспоминали о том, каким человеком он был. Один рассказывал, что он молился с каким-нибудь алкоголиком, «затем поднимал его с колен и говорил: “Теперь иди домой, бери свою жену и детей, и все вместе приходите вечером в здание миссии”. Когда они пожимали руки при расставании, Троттер совал в руку бедного пропойцы бумажный или серебряный доллар. Я слышал, как один из таких парней говорил после расставания у дверей миссии: “Я скорее умру, чем потрачу этот доллар на выпивку”».

Помещения миссии. Надпись над входом Молитвы матери следуют за тобой
Помещения миссии. Надпись над входом Молитвы матери следуют за тобой

19 января 1897 года Мэл Троттер искал смерти, которая положила бы конец его несчастной жизни. Но, по правде говоря, Мэл уже был покойником. С точки зрения Бога он был мёртвым. Мёртвым в своих грехах. Мёртвым в мятеже против Бога. Мёртвым в своём беззаконии пред Богом. В тот январский вечер он искал смерти, но нашёл жизнь. Новую жизнь. Жизнь воскресения. Жизнь, которую можно обрести только в одном месте, так как Иисус Христос сказал: «Слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Ин. 5:24).

 

P.S. Сегодня служение миссии Мэл Троттел — продолжается. Это своего рода Братский дом на американский лад… И не важно, КАК называется это служение, главное, что оно помогает людям остановиться, пересмотреть свою жизнь и осознав свою неправоту перед Богом, сказать, как некогда сделал блудный сын, себе и Богу: «Я согрешил, встану, пойду к Отцу…»

 

 

Оставить комментарий Правила публикации комментариев

Пока ни одного комментария, будьте первым!